Полярный дневник. Часть 2/2

Image

Продолжение рассказа о нашей полярной экспедиции. После четырех дней пути мы достигли координат 89018’ S и теперь нам остается пройти около 78км (по прямой). Несмотря на проявления высотной болезни (бессонница, пульс 100+), проблем со здоровьем нет и переход продолжается по плану.

9 января  (89018’ S, 78км до Юж.П.)

Поговорив накануне с папой в Москве по Лехиному спутниковому телефону Irridium, до мамы дозвониться не могу – хотя она в 10 раз ближе. 6-месячная антарктическая экспедиция российского судна «Академик Федоров» совмещает научную деятельность с логистической – забрать зимовщиков, доставить свежую смену на наши станции, привезти топливо и оборудование. Мама – гидрохимик, сотрудник ВНИРО. Мы в последний раз общались в декабре по телефону и e-mail, они шли на станцию «Мирный», но вот с Irridium на Irridium дозвониться не могу. Недавно они гуляли на берегу с пингвинами, но дальше на материке не были, а мы вот ровно наоборот. Вот так бывает, семья.

Наш план на сегодня совершенствуется – 4 перехода по 1,5 часа с короткими перерывами. Лишние 15 мин заметны не сильно, а вот самой сложной, последней, смены не будет.

Image

Первые 3 смены проходят отлично, по-прежнему -25С, ветер 5 kts. После первых 15 минут тело входит в уже привычный ритм, а в голове запускается мыслительный коллайдер. Пейзаж не меняется, движения монотонные. Взгляд уперся в сани впереди идущего – и впереди несколько часов наедине с собой.

Всплывают лица, разговоры, события – сначала все намешано, но потом ситуации и люди образуют некую жизненную матрицу, все ненужное отбрасывается, а важное наоборот занимает первый план … Своеобразная уборка перевернутой детской комнаты после дня рождения – только комната это твоя лохматая жизнь, а день рождения – это все те события, которые произошли за последние год-два. С тех пор как ты мог последний раз все обдумать, но был занят работой, домом, ссорами, перемириями, пивом с бургером (впрочем, пиво с бургером – один из лидеров wish-листа по возвращении, правда, есть и другие сильные конкуренты).

Image

И вот этот коллайдер вновь погружает тебя в разные события и истории, ты проигрываешь сценарии снова и снова – у тебя много времени, все равно отсутствие кислорода не позволяет идти и говорить. Смятое полотно жизненной карты разглаживается этими часами, десятками часов размышлений – постепенно все становится яснее и проще. Тут вообще все проще – еда либо вкусная, либо холодная, человек либо друг, либо спутник, ты либо идешь, либо сдался. Полутональные городские заморочки отпадают, как шелуха, все яснее, трезвее и естественнее. Семья, друзья, любимая – вот настоящее, где ты хочешь быть, твой базис, неустанно засоряемый потребительской возней и мнимыми ценностями общественного ТВ.

Тем временем взгляд неожиданно цепляет что-то неуместное на этой бесконечной белой простыне – пять маленьких точек, как и мы, пробираются к полюсу на 10 км западнее… Первый раз за 5 дней кто-то, кроме нас, кроме снега, напоминает о существовании других людей (фото zoom x20).

Image

К последней смене усталость берет свое, и больше уже не думаешь ни о чем, кроме супа – просто переставляешь ноги. Похолодало и задуло, теперь -30С и ветер 10-12 kts… Слишком долго нам везло с погодой. Но меня пугает другое неожиданное открытие – если идти при -20С, немного вначале вспотеть, чтобы капельки пота потекли вниз по спине, а потом, войдя в ритм при похолодании, остановиться ненадолго и остыть, то эти капельки превращаются в маленькие кристаллики, причем там, где это менее всего приятно. Полное ощущение, что твое термобелье обрело вкладку из плотной наждачной бумаги. Каждое движение приводит в ужас – видя лица товарищей, задаю вполне однозначный вопрос. Двое из троих также открыли для себя это явление, зато последний замерз так, что смеяться смог только в палатке – поставлена в рекордные сроки в погоне за спасительным теплом.

Image

10 января  (89027’ S, 61км до Юж.П.)

Очень холодное утро – за бортом облачно,  -30С и ветер 10 kts. Я первый раз хорошо спал, просыпался всего 3-4 раза, парни наоборот почти не спали совсем – утром они похожи на первокурсников на следующий день после первой сданной сессии.

К холодной и ветреной погоде идет дополнительная подготовка – промерзшие валенки из ботинок провели всю ночь внутри спальника (бывали ночи и в более теплой компании), между носками вставляем химические обогревающие пластинки, меняю белье на свежее с начесом – надеюсь, это поможет побороть наждачный эффект. На завтрак 4 порции каши, 2 кружки какао. Надеваю свои «слишком теплые» пухо-непродуваемые гималайские штаны, быстро планирую переход.

План такой – впереди очередные 7 часов в тишине на лыжах, я уже научился давать мыслям импульс, если не контролируя их ход, то хотя бы направляя тематически. Поэтому первая смена – прекрасный пол (вообще набирает вес после почти 10 дней в палатке с двумя небритыми мужиками), вторая смена – друзья (семья была вчера), третья – следующая поездка за пределы России (в пределах России – тоже было вчера). Четвертая – это неизменно суп и грог, можно не планировать.

Image

Туман такой сильный, что горизонт не видно, идешь в белую стену, вернее, полусферу – нет границ ни впереди, ни по бокам. Я специально иду быстрее, чтобы встать первым в одной из двух образовавшихся колонн – передо мной нетронутая белизна кинопроектора, и сани спутников не нарушают всплывающие перед глазами воспоминания и лица.

Кейт просит меня идти ближе к нему и сбоку, иначе у него нет вообще никаких ориентиров, и он все время петляет и теряет курс, вынужден постоянно сверяться по приемнику GPS. Идем рядом, позади две колонны, очень изматывает неукатанный свежий снег, а глаза устают от попытки найти хоть холмик.

Image

Немного светлеет, и справа снова показываются 5 ярких букашек, одна все время отстает корпусов на 10. Либо букашка хилая, либо ей даже тут не хватает личного пространства.

Image

Время остановок уменьшается до 10 минут, очень холодно. Одна дополнительная остановка на 89030’ (в градусе 60 минут)  – полпути, фото, глоток из термоса. Пролетел самолетик на полярную станцию, это целое событие, все остановились и смотрят.

Image

Уже в лагере, делаем грог и суп, и потом еще термос грога – иду угостить 2 палатки с надеждой выменять сахар и чай, но все уставшие и просто разливаю всем поровну, народ улыбается. Оказывается, за последние 4-5 дней мы первый раз видим друг друга просто в лицо – все остальное время при переходе на нас балаклавы, маски, повязки, и угадываешь остальных по одежде и росту. А после еда и сон.

Ботинки (одинаковые с Лехой) проявляют себя отменно, ни холода, ни мозолей, и пока все идет хорошо – до Полюса 3 дня или около 45км.

Image

Впереди очередная ночь с валенками в мешке. Шаг в направлении кризиса среднего возраста – осознание того факта, что к 30 годам ты проводишь полубессонную ночь с толстым байковым носком.

11 января   (89035’ S, 46км до Юж.П.)

Утром, наконец, дозвонился до мамы на «Академик Федоров», они где-то возле антарктической станции «Мирный». Радист сказал перезвонить через 5 мин, пока он вызовет по громкой. Здорово услышать родной голос, когда вы оба на краю земли. Немного поговорили – еще раз созвонимся через 3 дня, уже с Полюса.

Леха тоже поговорил с мамой – это дает нам силы вылезти из палатки и начать сборы, что нелегко – за ночь температура упала еще ниже -30С, порывистый ветер до 10 kts, намело снега.

Image

Каша кончается, сахар кончился (распределение между палатками неровное, что-то вообще наобум), надо идти меняться, но не в такую погоду. Добиваем калории сыром, шоколадом, орехами.

Сегодня идти тяжело – помимо температуры и ветра, которые дают уверенные -35С, свежий рыхлый снег не дает на лыжах перемещаться никак, кроме как шагом. Через 15 минут уже одышка и усталость – а учитывая, что по плану 9 nm (16км), сделать еще остается 30,000 шагов  (0.5 м каждый). Когда об этом думаешь, то очень сложно заставить себя идти по неизменной белой пустыне. Физически я готов, но морально это настоящее испытание. Вообще, сил пока достаточно, и это было хорошей идеей начать тренироваться за 4 месяца. Сегодня именно такой день, каким я себе представлял его в Антарктиде, заставляя себя идти в зал, а не в паб.

Image

Солнца уже нет, все заволокло туманом. Последняя оставшаяся в воздухе влага осыпается на землю мелкими кристаллами. Чувствуешь себя натурально в хамаме – белизна и туман, абсолютная сухость, пробираешься вперед на ощупь и совершенно нечем дышать.

Прошли две смены. Посередине третьей пить хочется настолько, что кусаю зубами влажную от дыхания балаклаву, выжимая капли в рот и растирая языком по небу. Мыслительный коллайдер умер, в голове пустота и только край передних лехиных саней перед глазами.  На часах 14.30. Долго идем, через туман и снег, проверяю часы – 14.40… через полчаса – 14.50. Кажется, что время замерзло вместе с тобой. В последнюю остановку пью только замерзающую воду из термоса, ни орехи, ни шоколад не могу – в горле комок.

Image

И тут начинается поле застругов (sastrugi) – как если могульную альпийскую трассу сделать горизонтальной. Большие снежные кочки, пороги и выемки образуют от ветра неровную пересеченную поверхность. Теперь это уже борьба и с собой, и с природой, и с усталостью… Кейт помогает быстро поменять сломанное крепление… Никто за последний час не сказал ни слова, молча идем зигзагами на юг.

Image

Наверное, поэтому люди и идут сюда, в горы, в море. Сегодня тяжелейшее испытание, и, наверное, один из самых трудных физически дней на моей памяти. Но заставить себя идти, не сдаться, сломить вечно живые огоньки сомнения – значит проявить волю. «Тварь я дрожащая или право имею», – как говорил один неуравновешенный студент, только он выбрал один тест, а мы другой. И пусть осталось всего 3 дня, не сдаться сегодня, не отложить на завтра, зная, что еще идти и идти треть маршрута – проверка еще более тяжелая, чем просто физическая необходимость идти.

Сегодня борьба с собой идет все 7 часов, и к 17.00 все полностью измотаны. Вдобавок, когда становимся лагерем и все собираются на маленьком участке, пласт снега площадью 200 кв.м. проседает на 5-10 см. Если бы не усталая отрешенность, лови меня в белом поле… Сейчас же приходится перевтыкать колья палатки.

Image

Суп, грог, мясо с картошкой, литр чая и литр какао, потом несколько партий в покер – два стрита за 5 сдач – это большая удача. В противовес – холодает -35С, шквальный ветер трясет палатку. В мешок в одежде, о завтра не хочется даже думать.

12 января  (89044’ S, 30км до Юж.П.)

Как часто бывает, опасения оказались гораздо страшнее реальности – хоть за ночь и нападало немного снега, небо распогодилось. Лишь небольшие облака и яркое солнце. Теплее не стало, с ветром около – 35С, но выглядит все гораздо позитивнее.

После рутинных утренних дел, в 10.15 выходим из лагеря, одежда полегче, даже снимаю балаклаву – без ветра хватает шапки и банданы.

Image

Первая смена великолепна – свежий снег подмерз, лыжи не застревают в рыхлой каше  и хорошо скользят. Наша тройка идет впереди с одним из гидов, метров через 30 основная группа, позади пара друзей-англичан. Один из них – Ник – явно в худшей форме, отстает.  Пока шли, подо мной еще два раза оседал пласт снега под 100кв.м. С шумом и хрустом. Адреналин, но прикольно. Прибавляет драйва. Вторая смена, какао и пакет орехов – просто нереально позитивный контраст с убийственным вчерашним днем. Снова возвращается в голову музыкальный аппарат и разные мысли о доме и близких. По-прежнему холодно, но небо чистое и идти приятно.

Image

Ко второму перерыву все подходят с разбросом минут в 5… Ник только через минут 15. На нем нет лица, ему явно плохо и идет он, спотыкаясь, и дальше, похоже, не может. Вероятно, температура вместе с давлением и нагрузкой сделали дело.

Image

Один из гидов – Брайан – предлагает облегчить ему сани, берет один из мешков. Я беру второй, Леха просит третий. И все. Больше реакции нет. Это от силы половина веса, а скорее треть. Я не верю своим глазам… Канадцы молчат, англичане отвернулись, даже друг Ника, с кем они вместе приехали, отходит.

Image

Мы переглядываемся с Лехой, кидаем мешки обратно и следующие 3 часа тащим конструкцию из 3-х саней весом под сотню, с коротким перерывом. Никто не предлагает подменить или облегчить. Найл идет рядом, ему явно очень тяжело, но он не думает жаловаться.

Но где англичане, где друг в конце концов? Пока мы монотонно идем, один успевает в стороне сделать фото. Когда встаем лагерем, то Ник подходит и благодарит, просит сделать фото для блога. Очень трогательно. Я еле стою. Что такое тащить удвоенный вес, я прочувствовал на примере с упавшими тормозами… Я и сейчас не потянул бы, но если бы отстал, то сразу весь вес лег бы на Леху, и надо было идти ровно. Да я и не думал про 3 часа… думал, подменят минут через 30, а самим просить как-то неохота.

Image

Странно, конечно, ведь кроме Кубы да Египта не сильно любят русских – хмурые, говорят, мрачные. А англичан во всем мире без виз и с распростертыми объятьями. Хорошие парни, образцы культуры, воспитания, великая нация. Но вот наши бы точно своего не оставили. С матюгами, пинком и проставой – но ни за что бы не оставили.

По очереди подходят другие англичане, жмут руку и благодарят за помощь. Это здорово, когда идеальные манеры и благодарность. Приятные ребята они, может, зря я так? Только вот своего бросили.

«You are not fuckin human» – такая похвала из уст ирландца Найла много значит, атмосфера теплеет.

Image

Также мы увидели полярную станцию, первый раз за 8 дней появился ориентир… Нет, появилось хоть что-то! Сначала мы увидели радиовышку и купол старой станции – минут через 5 как прицепили третьи санки, прямо как знак. Тонус в гору, мы всю смену шли, смеялись и даже болтали, несмотря на холод и лишний вес… Вообще, когда есть общее дело и ты не наедине с собой, то проще в разы – это к слову, что самое трудное в нашей экспедиции.

До полюса уже меньше 15км. Плюс место под лагерь там за 1 км, то есть осталось 3,5 смены. К 16.00 должны быть в лагере, в 17.00 на Полюсе. Кажется, прошел месяц… Завтра.

13 января  (89052’ S, 15км до Юж.П.)

Хорошее свежее утро, снова солнце, как и вчера. После 2-х часов без очков у Лехи плохо видят оба глаза, у Найла один не видит вообще, возможно, снежная слепота.

Впервые в жизни видел, как горит рука. К сожалению, моя. Борьба с горелкой привела к переизбытку давления и, видимо, протечке горючего, поэтому при следующей попытке поджога воспламенилась и она, и я. Как-то тушу перчатку ногами – стало лучше, нитки и катышки обгорели и перчатка как новая. Завтракаем, собираемся.

Image

Нам оставалось 13 км, около 3-х смен, но мы идем, забирая влево: как оказалось, для лыжников отдельный заход ровно по 00 меридиану (не уверен, но вроде так подходили Скотт и Амундсен, так было проще мерить координаты), и нам нужно сделать крюк примерно на 900, чтобы попасть на эту 3-х километровую полосу захода. Уже 2 часа видно станцию по правую руку, но мы упорно идем параллельным курсом… Ладно, еще смена на 3км.

Image

Последний рывок – 3 км вдоль нулевого меридиана, в небольшом лагере нас встречают ребята из ANI и зовут в тент с шампанским, что неплохо, но лучше бы покрепче. До Полюса пешеходная дорожка в 500м. Их, кстати, два – церемониальный, на «Площади наций» в честь 12 государств, изначально подписавших Антарктический договор в 60-х, с большим металлическим шаром посередине; и географический, который дрейфует каждый год с отклонением земной оси (примерно 10м в год).

Image

Уставшие (особенно англичане), решаем сначала поесть, выпить, отогреть фотоаппараты (несмотря на солнце, по-прежнему около -30С), и всем вместе идти на Полюс.

И я скажу – это очень клевое чувство. Встать там, где часы (подаренные ребятами) показывают 90000’S, куда только в декабре 1911 первый раз попал человек… Куда за все это время на лыжах дошли меньше тысячи, и ты один из них!

Image

Уставших, похудевший, 10 дней без душа – но ты стоишь ровно напротив того медведя, который трется о Земную ось с Северной стороны. Правда, это неплохо проверить – тут мы не увидели ни черепахи, ни слонов, ни даже титанов. Похоже, напрасно они сожгли Джордано Бруно.

Image

Итак, после 8,5 дней перехода и 115км пути (по факту, около 130 км), температурами –25/-35С и ветрами 5-15 kts – мы на Южном Полюсе

Также в активе самое быстрое кругосветное путешествие – 2-х секундный круговой забег вокруг полярной оси.

Image

III. Подняться со дна

14 января (Южный Полюс, 90000’ S)

Накануне вечером были на экскурсиия по американской полярной станции Скотт-Амундсен, оставляет смешанные чувства. Удивление и восхищение от технологичности и современности их станции, и привычная горечь при мысли о наших станциях и их состоянии. Тут есть спортзал, маленькая больница, пара библиотек, свои пожарные и врачи, даже комната-почта …  Станция стоит на сваях, чтобы ее не заметало поземкой и она не уходила под лед от теплового поля, как ее предшественница. Десятки более мелких построек по всей территории…

Image

Image

Image

Все утро посвящено фотографиям с флагами, групповым и одиночным композициям. Кейт приходит с баночкой – там прах друга, тот просил развеять на Полюсе.

В нашей группе страдают от ожога глаз – даже пара часов без очков опасно. Леха, как агент Смит – ходит только в очках, Найл и вовсе как флибустьер, один глаз замотан. Снежная слепота в один день не проходит. Были еще 2 группы, пришедшие после нас – в одной эвакуировали человека с горной болезнью, возникшей на 4-й день и свалившей его с ног; в другой лыжник получил обморожение кисти руки и ему ампутировали фаланги двух пальцев.

Image

Я, к слову, отделался почти без повреждений. Мои травмы за путешествие: 1) разбитая коленка после прыжка с банкой пива в бассейне гостиницы Hyatt в Сантьяго на Новый год – эта часть бассейна оказалась детской и неглубокой; 2) обожженный подбородок при проверке термоса на протекаемость при ударе по днищу (не надо было либо заносить над собой, либо наполнять кипятком); 3) также я зря лизнул металлический шар на Полюсе, стоило сил отлепить язык обратно. Небольшое обморожение носа тут травмой не считается, до Москвы пройдет.

Image

Сегодня летим обратно на 800S в лагерь ANI.  По плану – отправить часть команды на Винсон 15-го, а 16-го лететь на Илюшине в Пунта-Аренас.

15 января  (ANI Union Glacier basecamp)

Весь вечер вчера после посадки и всю ночь штормовой ветер 40 kts (20м/с). Вчера унесло нашу палатку с Лехой внутри =) Я решил поплотнее уложить вещи и только приоткрыл дверь, как мощный порыв дернул ее как парус и сорвал сразу с 10 кольев. Пока я, стоя на коленях, держал палатку обеими руками за край и вопил, Леха выскочил в одних подштанниках и носках… Палатка без якоря взмыла в воздух.

Мы сумели ее закрепить палками, лыжами и ледорубами, окопали снегом вокруг, уложили вещи по периметру. Всю ночь – как в спасательном шлюпе в шторм… Но спалось неплохо, мы на высоте всего 700м и наконец-то достаточно кислорода.

Image

Днем, когда ветер немного стих, отправляем Леху и еще 6-х на восхождение… Его глаза проходят, дали капли. Найл не полетел – он не видит одним глазом, улучшений пока нет. Наверное, я мог бы вместо него, но очень надо на работу, и я не могу взять еще неделю отпуска. Если бы я только знал, что произойдет… А пока мы рассчитываем улететь завтра домой.

16-20 января (ANI camp)

Утром ветер прекращается, но нам сообщают, что на Ильюшине поломка двигателя и он стоит в Пунта Аренас. Необходимо установить запасной, протестировать, и к ночи полетим.

Ухожу на 12 км прогулку вокруг лагеря. Вокруг живописнейшая холмисто-ледниковая местность, но ходить можно не везде из-за трещин. В прошлом году во время учебной тренировки в трещину провалился спасательный джип.

Image

Время для исследований есть – оказалось, что новый двигатель не запустился. Накрылся топливный насос, везут новый. Также везут белорусского механика – нужен знаток маленького роста и ему нужна виза. Все это занимает время и становится ясно, что ближайшие два дня можно вещи не паковать.

Image

17-го января снова раздувает 40 узлов. Хожу по лагерю во флиске, очках и палаточных тапках, хотя только 2 недели назад обязательно в куртке, шапке и ботинках со вставкой. После холодного полюса очень хорошо, как весна, хотя и -5С. Чтобы скоротать время, ездим на машине по окрестностям, гуляем по леднику.

Image

Помимо Илюшина в Антарктиду еще летает чилийский военный Геркулес – один сейчас как раз тут и была мысль договориться, чтобы нас забрали. Оказалось, однако, что в предыдущем сезоне чилийские телевизионщики так и сделали, а потом вместе с военными упали в Южный океан. Теперь законодательно военным запрещено брать гражданских.

Image

18-е января объявлен банным днем – по две минуты теплой воды на каждого. Спустя 2 недели  без душа это просто блаженство, и не так много найдется вещей, которые я бы хотел больше.  Чистых вещей нет уже дней 5… Про работу вообще лучше не думать, опаздываю дня на 3-4 точно, а наверное на неделю. Пытаемся разрулить ситуацию с билетами – доплата оказывается равна оригинальной стоимости. Другая хорошая новость – обещают ветер 40-50 kts, на море это шторм.

Image

Утром 19-го инженер прилетел в Пунта Аренас и приступил к ремонту… даже если все хорошо, то сегодня явно не летим – Илюшин может сесть при сильном ветре, но предел 35kts, сейчас же дует уверенные 40-45 kts с порывами. По окрестностям в такую погоду не погуляешь, остается сидеть в общем тенте и играть в карты и шахматы, читать книжки.

Image

В обед сообщение, что самолет готов, работа заняла 4 часа, но из-за погоды полетит только завтра, с посадкой в Ушуайе, чтобы захватить партию аргентинских чиновников. Еще сутки значит здесь точно…

Image

Наконец, 20-го ветер стихает и ИЛ вылетает из Пунты. Вот такие неожиданные 5 дней в Антарктиде сверх нормы… очень обидно, что пропустил восхождение на Винсон, а на работу все равно на неделю опоздал. По радио узнаем, что Лехина группа накануне поднялась на вершину и спускается в первый лагерь. Утро проходит в сборах, наши баулы увозят еще до обеда к полосе… последняя возможность походить вокруг лагеря с фотоаппаратом, поснимать горы и ледники, которые уже начали казаться немного «своими».

Image

Подтверждают, что точно летим. В общем-то, пора. Это было путешествие, приключение и испытание, ожидание и знакомство с кучей интереснейших людей. И все это вместе было круто. И я, кажется, знаю, что еще сюда вернусь. Массив Винсон, например, звучит как достойная цель.

Итог

Приехав домой, не мог не обрадоваться самым частым вопросам о поездке – видели ли мы на полюсе медведей (и пингвинов), как именно мы ходили в туалет (и душ), и зачем нам это вообще было нужно. Про первые два я вкратце рассказал, тем более что мы никого не видели и в душ не ходили =) а вот последний не такой простой, и пришлось задуматься.

Во-первых, это, наверное, одно из самых необитаемых и неприспособленных для жизни мест на нашей планете, поэтому неожиданный шанс здесь оказаться было бы жалко упускать. Даже на Эверест восходило около 3,500 человек, при том что экспедиция занимает не меньше двух месяцев, а на полюс на лыжах – меньше тысячи. Самый холодный, дикий, отрешенно-ледяной, но невероятно при этом красивый и величественный континент, который так долго оставался непокорен – это приключение и это вызов. Это, в конце концов, поездка, о которой я бы хотел рассказать детям.

Image

Во-вторых, заранее было известно, что это непросто, и мы тренировались довольно загодя. Это была возможность проверить себя, испытать на прочность, причем, как оказалось, не только и даже не столько физически, но морально-психологически. Было тяжело день изо дня идти в белую бесконечность по холоду и с санками. Еще трудней было провести так долго с самим собой, со своими мыслями и чувствами, в полном вакууме без обычного вала отвлекающего информационного шума… встретить самого себя и посмотреть на все под другим углом. В обычном мире себя можно долго избегать, а здесь нет.

Image

Наконец, в какой-то момент показалось, что уже так много мест, где был, и не ждешь уже ничего кардинально нового – и вдруг перед тобой абсолютно иной мир, совершенно вне привычной логики, громадная и могучая природа которого так огромна и величава, что даже не знает о таком крошечном пришельце как ты.

Пообщавшись с путешественниками, полярниками, альпинистами, понимаешь – перед тобой целый мир. И столько вокруг потрясающего и интересного, и так мало ты еще сделал и видел.

Image

Спасибо тем, кто поддерживал и переживал за нас. Это придавало нам сил и было очень важно.

И напоследок, несколько ссылок на фото, не вошедшие в этот репортаж:
– черно-белая Антарктида: http://zozo.ifp3.com/site/#/gallery/black-white/
– вокруг Union Glacier: http://zozo.ifp3.com/site/#/gallery/union-glacier/

Первая часть дневника: https://alexzozo.wordpress.com/2013/03/21/south_pole_1/

Спасибо!

3 thoughts on “Полярный дневник. Часть 2/2”

  1. Молодец, что “вложился” не в тропическую лежанку на пляже, а в проверку себя и своих возможностей. Поздравляю, что справился. Спасибо за интересный текст и отличные фотки! Желаю не менее интересных путешествий!

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

w

Connecting to %s