Грузия – Арарат (июль’15)

Image

Планируя летнее альпинистское мероприятие в 2015 году, невозможно было устоять перед предложением нашего товарища и гида Леши Трубачева совместить горы и road-trip по Грузии. Мы бы не только посетили разные уголки этой прекрасной страны на Land Cruiser по кличке Крокодил, но и были достаточно мобильны, чтобы не останавливаться на одном горном районе. В качестве места акклиматизации единодушно выбрали загадочную Сванетию, а дальше уже были варианты – и приграничный Казбек, и армяно-турецкий библейский Арарат, и даже иранский Демавенд.

Image

Все три горы являются вулканами-пятитысячниками приблизительно одного уровня сложности, поэтому отталкивались от логистики. Прилетали мы изначально в Нальчик, откуда дорога до Ирана съедала бы все время. Воспетый Лермонтовым Казбек прекрасен, но находится в северной части Грузии на русско-грузинской границе недалеко от Сванетии, а хотелось бы посмотреть побольше.

Image

В результате, был придуман такой вариант: едем из России в Сванетию, где проводим несколько дней с тренировочным восхождением на высшую точку Сванского хребта вершину Лайла; пересекаем всю Грузию с севера на юг до Ахалцихе, въезжаем в Турцию и добираемся до городка Догубаязит; совершаем восхождение на гору Арарат; возвращаемся в Грузию и едем обратно до поселка Казбеги; в случае хорошей погоды и при наличии свободного времени пробуем блиц-восхождение на Казбек, пользуясь полученной акклиматизацией.

Image

Леша уехал раньше и уже побывал в альплагере Безенги перед тем, как встретить нас в душном аэропорте жаркого июньского Нальчика. Купив черешни и тормозной жидкости и залив 200 литров солярки в расширенный бак Крокодила, мы двинулись через Владикавказа на юг по Военно-Грузинской дороге, ведущей вдоль р.Терек к КПП Верхний Ларс на границе с Грузией (150 км). Плохой новостью стал переход российского КПП на 12-часовой режим вместо круглосуточного и громадные пробки по обе стороны границы. На ее прохождение стало уходить 5-8 часов, в то время как прохождение грузинской таможни отнимало 15-20 минут с заходом в Duty free и туалет (на нашей стороне нет ни того, ни другого).

Image

Все эти часы приходилось постоянно сопротивляться потоку мутных камикадзе, пытавшихся с разгона втиснуться в начало очереди при полной апатии следящих за порядком бойцов. Подошедший было “посредник” с предложением показать быструю дорогу за безвозмездный дар в 5 т.р. был отправлен обратно по принципиальным соображениям. А на въезде в Грузию нас встречала просто гигантская многокилометровая пробка из ожидающих своей очереди фур… на 15-м радиоканале дальнобойщиков царил бессловесный сгусток мата.

Image

Всего через несколько километров от границы расположено село с возвращенным историческим названием Степанцминда (ранее Казбеги), откуда открывается великолепный вид на Казбек и начинаются восхождения с грузинской стороны. Здесь можно поменять валюту на лари, найти ночлег и вкусно перекусить. Мы же собирались доехать до Гори – это еще 200 км сначала на юг и, не доезжая до Мцхеты и Тбилиси, на запад практически вокруг Южной Осетии.

Image

В Гори был забронирован грузинский гестхаус, каких сейчас много по всей Грузии. Останавливаться в них не только интересно, но и вкусно. Нас угостили рыбой из собственного прудика, долмой, домашним вином из погреба, вареньем из лепестков роз и маринованным цветком джонджоли (да-да, изначально это “клекачка колхидская”, а не московское кафе). Неподалеку музей Сталина, который дает достаточно нейтральный взгляд на юность-молодость-становление будущего генсека из семьи простого сапожника. Никакого преклонения – скорее, констатация исторического факта с местным колоритом, вроде стоящего на территории деревенского домика родителей или законсервированного личного броневагона вождя. С ванной, кондиционером, кабинетом из красного дерева и бронированными окнами.

Image

Продвигаясь дальше на запад и миновав Кутаиси, сделали привал в Зугдиди. Столица Мегрелии оказалась довольно уютным городком с Макдональдсом на центральной площади, где случилась неожиданная встреча с Лешиной подругой Юлей. Она бесстрашно путешествовала за рулем по Грузии с двумя дочками. Дальше путь лежал уже в Сванетию, куда до недавнего времени дороги как таковой не было в принципе. Попасть туда можно было единственный путем через многокилометровое ущелье, по которому протекает река Ингури. Построенная недавно ГЭС бесплатно обеспечивает область электричеством, так как сваны считают реку и ее дары своими по праву.

Image

Народ они вообще очень суровый, поэтому историки до сих про спорят, что могло заставить их забраться в такой недоступный тупик между Сванским и Главным Кавказским хребтами. Также было удивительно встретить указатель на деревню Колхида. Но Музей Сванетии поясняет, что в старину сваны клали овечьи шкуры под ведущие с ледников ручьи и таким образом намывали золото. Видимо, это и было то самое золотое руно, которое настолько манило греков и не только, что те переплывали все Черное море, заставляя сванов быть вечно настороже.

Image

Такой замкнутый образ жизни позволил сванам сохранить многовековой уклад жизни и старо-грузинский язык, который в центральной Грузии уже не понимают. Этим они напоминают наших староверов в глухих уральских поселениях. Еда сванов проста, как и нравы – пока мужчины за столом с гостями, женщины из дома не выходят. Сванские башни, которых в одной Местии около 200, охраняются Юнеско. Они строились семьей-кланом, чтобы можно было провести до нескольких месяцев, прячась от врагов или от соседей. Еще они служили защитой от лавин, располагаясь всегда углом к склону.

Image

Добраться до небольшой сванской деревни удалось лишь затемно, преодолев почти 400 км от Гори. Дорога проходила по серпантину, петлявшему вверх по долине. Идеальный асфальт, уложенный на бетонные плиты, сменялся промоинами от селей и обвалов. На коротком привале встречный полицейский джип сильно удивил непривычных россиян, поинтересовавшись, не заблудились ли мы и чем нам вообще можно помочь. Кстати, с недавних пор полицейские участки в Грузии стеклянно-прозрачные, на форме сотрудников закреплены камеры, а дорожным патрулям запрещено устраивать засады на водителей и передвигаться без мигалок. Ужин был прост – вареная баранина, лепешки и домашний сыр, зато с местной гастрономической достопримечательностью – сванской солью. И, конечно, бокал местного вина – отпуск, все же.

Image

Утром начались сборы. Колоритные братья-сваны нагрузили грустного ослика баулами со снаряжением, мы же отправились налегке. Из деревни в 20 домов, населенной представителями одной единственной фамилии, в сторону альпийских лугов и вершин Сванского хребта ведет обычная проселочная дорога, постепенно превращаясь в пастушью тропу. Набрав почти 1,000 м, мы остановились на ночлег в двух пастушьих домиках на высоте 2,700 м с живописным видом на грозный Кавказский хребет.

Image

Домики очень ветхие, не законопаченные, между скатами крыши и основной коробкой был лишь каркас. Нам, лежащим на дощатых нарах, был виден большой кусок ночного неба. В домик незадолго до этого забрела корова, хорошенько удобрив земляной пол. За это наше пристанище быстро получило прозвище “замок из г**на и пыли”. Но снаружи он был очень живописен, не говоря уже о том, что в скором будущем, на обратном пути, мы окажемся ему невероятно признательны.

Image

На следующий день был запланирован подъем еще на 700 м, на перевал Джвари (Лайла), где на высоте 3,400 м мы собирались установить лагерь в расчете на 2 ночевки. Склон постепенно менялся с травянистого на каменисто-сыпучий, а после и вовсе снежный. Сам по себе подъем несложный, но под рюкзаком пришлось поработать. Для лучшей акклиматизации было решено сходить на ближайшую вершинку, сыпучий склон которой возвышался практически от лагеря метров на 200. Поднявшись перед самым закатом, мы получили в награду потрясающий вид на кавказские горы. Особенно здорово подсвечивалась г.Тетнульд, как ее еще называют – Сванская невеста.

Image

А если присмотреться, то вдалеке можно разглядеть возвышающийся на всеми окрестными пиками Эльбрус, где мы бывали под Лешиным началом последние два года. Обе вершины покрыты  плоским облаком словно кипой, что не сулило тамошним альпинистам ничего хорошего.

Image

Несколько сумбурные с непривычки утренние сборы – и вот уже выходим в сторону высшей точки Сванского хребта, вершины Лайла (4,008 м). Тропинка сначала спускается на 250 м вниз, в долину с разрушенной лавиной хижиной, откуда дальше только вверх около 800 вертикальных метров до вершины. Подъем дается достаточно тяжело, акклиматизации не хватает. Несмотря на то, что погода в принципе ясная, Лешу (единственного) смущают редкие обрывки облаков, появляющиеся из-за хребта.

Image

Решаем идти до начала дождя – какой дождь с ясного неба? – и уже через 30 минут делаем привал вновь на 3,400 м, когда первые капли прилетают в лицо при усиливающемся ветре. После вдумчивого анализа решаем возвращаться и собирать лагерь. Леша считает, что дальше будет только хуже и на перевале делать нечего. К расстройству от невозможности увидеть красавицу Лайлу добавляется беспокойство за акклиматизацию без второй ночевки на высоте. Срочно убегаем вниз и, едва войдя в домик, слышим, как частая дробь капель начинает колотить по крыше, постепенно сливаясь в мощный непрекращающийся гул. Раскаты грома чуть ли не оглушают, а молнии рвут черную тень нашего перевала. Мы боремся с локальными затоплениями, а Леша фотографирует стихию (ниже его работа).

Image

Утренний спуск в сванскую деревню, где нас ждал Крокодил, был больше похож на прогулку в свежем лесу, пусть и по слегка размытой тропе. Даже грустный ослик прибежал минут на 20 позже нас, к самому обеду, который накрыли во дворе на столе из цельного куска базальта. Выяснилось также, что дорогу из Местии в Зугдиди, по словам наших друзей-сванов, завалило оползнем и ее восстанавливали экскаваторы.

Image

Пережидая дорожные работы, мы отправились в Музей Сванетии в Местии. Совершенно современный, он полон удивительных исторических артефактов о жизни древнего народа. Было интересно посмотреть на античный грузино-итальянский словарь и “поющие” стрелы с изогнутыми наконечниками, которые вращались в полете и издавали различные звуки-сообщения. Удивительно было узнать, что современные баски могут немного понимать сванов из-за определенного количества созвучных слов. И что Иберия – это не только древнее название Испании, давшее имя современному авиаперевозчику, но и существовавшее на рубеже эр государство на территории современной Грузии, граничившее с Колхидой и воевавшее с римлянами и персами.

Image

Устроенное уже за полдень совещание дало неожиданный результат – экипаж предложил сделать небольшой крюк и заехать на море ближе к Батуми, и Леша одобрил! Потом, правда, слегка ругался и чертыхался, ведь расстояние предстояло более 400 км. Трасса Тбилиси-Кутаиси-Батуми однако была отменного качества, а по пути мы вновь встретились с Юлей и ее двумя прекрасными дочками. Ночное купание в разбушевавшемся Черном море поставило точку, соединив в один долгий день и горы, и море, и культпоход.

Image

Утром, проехав через столицу Аджарии Батуми (аджарские хачапури – это которые лодочка с яйцом), решили не делать крюк по новой северной дороге, а свернули на старую горную, которая тянется на 160 км вдоль южной границы с Турцией. Качество ее было прямо противоположно вчерашней трассе, и казалось, что по ней проедет лишь танк. Тем большее изумление вызывал у местных жителей низенький Юлин хетчбэк. Много раз ей предлагали помощь, стоило только немного отстать от нашего Крокодила. Тем не менее, невероятная красота грузинских ущелий и раскиданных на их склонах живописных деревушек стоила этого испытания.

Image

Несмотря на поздний приезд город Ахалцихе встречал мощной аурой жизнерадостного гостеприимства Малхаза, хозяина отеля. Нас кормили и поили, будто мы завтра едем не в Турцию, а как минимум в пустыню Сахара. За разговорами засиделись допоздна, слушая из первых уст истории о недалеком прошлом Грузии – неоднозначных 90-х, реформаторских 00-х и в целом неплохом настоящем. Перед отправлением мы успели посетить Рабат – восстановленную древнюю крепость. В ее стенах находятся православный храм, католическая и армянская церкви, синагога, медресе и мечеть. Последняя осталась со времен, когда Ахалцихе был столицей одной из провинций Османской империи. Такой вот грузинский Иерусалим.

Image

Прохождение грузино-турецкой границы было довольно быстрым и безболезненным (по сравнению с нашей особенно). Уже в Турции в небольшом городке Пософ, ранее грузинском, закупились свежими продуктами. После города Карс – столицы Армянского царства Багратидов в Х в. и Каррской области Российской империи вплоть до революции 1917 г., начинается территория непризнанного Курдистана, где турок вообще не жалуют и полиция передвигается исключительно в бронированных грузовиках.

Image

До города Догубаязит оставалось еще 200 км вдоль армянской границы, не доезжая всего 20 км до границы с Ираном. Вся эта территория населена этническими курдами, мечта которых – создать надгосударственный национальный анклав Курдистан, объединившись с живущими по соседству соплеменниками из Сирии, Ирана и Ирака. Гора Арарат также находится на курдской территории, что на восхождении выражается в отсутствии турецких пермитов и наличии неофициальных местных. Чаще всего это означает необходимость приобрести некую услугу – в нашем случае арендовать лошадь – по специальной цене.

Image

Автомобили на неохраняемых парковках оставлять не рекомендуется, подтверждением чему являются запрятанные в неприметных долинках кладбища раскуроченных авто. Альтернативой может быть выплата выкупа собственнику территории, выбранной для парковки. Поэтому машину мы оставили на парковке отеля, а накануне восхождения Лешей провел дополнительную встречу с местным организатором восхождений, после чего через горные деревушки с нашей лошадью-пропуском мы проходили без проблем.

Image

Имелись две стратегии восхождения – а) подняться в промежуточный лагерь на 3,200 м и установить позднее штурмовой лагерь на 4,200 м, либо б)пользуясь полученной в Сванетии акклиматизацией, организовать лагерь сразу на 3,700 м, который и станет штурмовым. Далее – вершина 5,135 м. Площадки на 4,000-4300 м хуже защищены от непогоды и более многолюдны. Чаще всего там стоят экспедиции, которые приезжают сразу на Арарат и здесь приобретают акклиматизацию. Несмотря на величие и библейскую значимость, по несколько раз ходить по однообразному вулкану вверх-вниз дело довольно унылое и бесхитростное, отчего людей этих было немного жаль.

Image

В результате был выбран второй вариант. Он требовал больших физических усилий при некоторой нехватке акклиматизации выше 4,000 м, зато мы экономили драгоценный день, который бы очень пригодился в случае непогоды. Блиц-восхождение на Казбек на обратном пути в Россию по-прежнему значилось в планах, поэтому лишний день еще и поэтому был совсем не лишним.

Image

На машине нас подвезли от отеля к началу тропы. Отсюда предстояло набрать около 2,000 вертикальных метров до лагеря на высоте 3,700 м. Самое тяжелое погрузили на лошадь, хотя дошла она в результате только до 3,200 м. Дальше не пустил проводник, опасаясь за здоровье молодой кобылы, за которой неустанно следовал резвый жеребёнок. А еще отсюда открывался впечатляющий вид на бесконечное Армянское нагорье, и можно было живо представлять, как по этой громадной разогретой сковороде на перепутье цивилизаций проходили могущественные армии персов, османов, русских.

Image

Подъем на следующий день был назначен на 4 утра. Небо было достаточно чистое, практически без облачности, и оттого было ощутимо холодно. Облачко было лишь на вершине, что могло означать сильный ветер выше кратера. Мы сразу пошли в пуховках поверх флиса и термобелья. С рассветом стало немного теплее, но это продлилось недолго – по мере подъема ветер, как и ожидалось, усиливался, поэтому толком согреться не получалось. Зато можно было любоваться исполинской рассветной тенью, отбрасываемой Араратом на плато нагорья.

Image

Выше 4,500 м продолжало холодать и ветер усиливался. Навстречу попалась группа студентов под предводительством бывалого бородатого руководителя. Они сообщили, что на вершину не взошли из-за слишком сильного ветра. Все были покрыты снегом и инеем настолько, что нельзя было понять, какого цвета куртки. На усталых лицах проглядывала радость, что их оттуда отпустили. Нам же это радости особо не добавило, но никакого повода разворачиваться не имелось. Мы просто устроили привал и надели еще по слою одежды, включая пуховые перчатки и балаклавы.

Image

Впереди шел Леша, за ним набравший отличную форму Дима, потом мы с Андрюхой. Где-то на 4,700-4,800 м начала сильно сказываться нехватка акклиматизации из-за прерванного восхождения на Лайлу. Темп движения заметно снизился, энтузиазм ушел. Но при желании развернуться и начать спуск кто-то в одиночку сделать это не мог – снежно-ледовый склон уже начал подтаивать на солнце и представлял опасность на крутых участках. Фактически, в такой ситуации мы неизбежно разбивались бы на пары для подстраховки.

Image

Больше всего высота сказывалась на мощном Андрюхе, мышечная масса которого отчаянно требовала кислорода – на высоте 5,000 м его количество составляет около 50% от содержания на уровне моря. Мы договорились, что пойдем медленнее и с остановками, но если будет становиться хуже, то остается только спуск. Дима по-прежнему чувствовал себя отлично и был видимо быстрее меня. Было решено, что в случае чего он с Лешей и попробует дойти до вершины.

Image

Мы двигались с остановками, подниматься было тяжело, а стоять холодно. Погода тем временем начала понемногу улучшаться, вершинные облака сдуло и гора открылась в совершенно синем небе. Опытный Леша радостно резюмировал, что студенты большие молодцы, что рано и дисциплинированно вышли на подъем. Но на рассвете здесь ветер обычно сильнее, и конденсат замерзает прямо на альпинистах, но потом облака растягивает, что мы и видим. Это не могло не бодрить.

Image

Андрюха, сцепив зубы, медленно, но верно шел к вершине. На вопрос о самочувствии он отвечал развернуто и подробно, но многие эпитеты эхо повторять не решалось. Было видно, как нелегко ему давались последние 200 метров. Мне они тоже стоили большого труда, но я мог делать вид, что жду друга, фотографирую и даю авангарду время найти лучший путь наверх. Причем последнее было недалеко от истины, потому что вершинный купол был гладко вылизан сильными ветрами и целиком покрыт ледяной коркой. Шагать нужно было твердо, а сильный порывистый ветер норовил нарушить равновесие.

Image

На вершине нас ждал совершенно заснеженный тур и практически круговой вид на Армянское нагорье, которое бурой гладью стелилось во все стороны насколько хватало глаз. Обнявшись все вместе, сделав несколько фотографий и не задерживаясь надолго, мы начали спускаться. Было опасение, что погода может все-таки испортиться, а при хороших раскладах можно было бы успеть перенести лагерь ниже, на траву.

Image

Спуск был невероятно монотонным – гора вообще не отличается разнообразием рельефа, а тут еще и почти 1,500 вертикальных метров вниз. Тропа круто петляла по каменистому склону, что удваивало пройденное расстояние. Но постепенно теплело, пару раз пришлось останавливаться и снимать по слою теплой одежды. Спуск на фоне сильной усталости занял почти 4 часа, а подъем с учетом всех остановок – 7 часов. Вышли мы около 5 утра, в 12 были на вершине и в 16 вновь оказались в лагере.

Image

В этот день никто больше никуда не пошел, мы провели спокойный вечер с отличным видом на закатный Курдистан. Утром спустились до места, где скучал проводник с лошадью, а еще через 3 часа были на перевалочном пункте на 2,000 м. В отеле за 10 лир (250 руб.) с носа нас втихаря пустили в душ свободного номера, но оставаться здесь смысла не было совсем. После некоторых раздумий мы решили не искушать судьбу и сделать рывок в 350 км через грузинскую границу, чтобы переночевать в гостеприимном доме Малхаза.

Image

Идея оказалась великолепной – нас ждали шашлык, вино, овощи, ткемали и застолье за полночь. Малхаз сидел с нами, как со старыми друзьями, излучал гостеприимство и говорил теплые тосты. На следующий день наименьшее, чего хотелось, было покидать этот радушный дом и отправляться в Степанцминду (еще 300 км) в мушкетерской экспресс-попытке взойти на Казбек, пользуясь наработанной акклиматизацией. Прогноз погоды был отвратительный, но в душе у каждого сидела мысль, что если не попробуем – будем жалеть. А шашлыки и вино никуда не денутся.

Image

С погодой, однако, не повезло – гору удалось увидеть за плотной шапкой обложных дождевых облаков лишь один раз ночью, когда мы сидели у костра с гитарой и соседями по лагерю, веселой грузино-белорусо-испанской компанией. Под моросящим дождиком и со смешанными чувствами досады и облегчения лагерь пришлось сворачивать и спускаться в долину. Там не было дождя, зато были арбузы и вино, хлеб и сыр, река и заброшенная башня для исследований. А в Степанцминде – уютное кафе с лучшими хинкали и коллекцией грузинского пива.

Image

Расплатой за два дня безмятежности стала вторая серия “великого стояния” на российско-грузинской границе. Пограничники устало пеняли друг на друга, а пейзаж на протяжении 5 часов лениво проматывался со скоростью 1 м/мин. Уже через час на родине нас по-домашнему уныло тормозил невнятный гаишник, от чего в Грузии отвыкаешь моментально… Но ничто не могло испортить финального веселого застолья в Нальчике с шашлыками и разными кавказскими деликатесами. А главное – с заслуженным пятизвездочным “Араратом” на столе после 2-х недель в горах и 2,500 км по России, Грузии и Турции.

Image

Отдельное спасибо нашему гиду и организатору Леше Трубачеву из AlexClimb.

Image

Остальные фотографии можно посмотреть на нашем сайте x-Vector.com по ссылке:
http://www.x-vector.com/Mountains/Georgia-Ararat

Спасибо!

Image

2 thoughts on “Грузия – Арарат (июль’15)”

  1. Спасибо! Просто удовольствие было прочитать такой отчёт!

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

w

Connecting to %s