Island Peak – восхождение на непальский остров

Image

Попасть в Гималаи – мечта каждого, кто любит горы. Этот массив, расположенный на территории Непала, Тибета и Пакистана – единственное место в мире, где высоты горных гигантов превышают 8,000 метров. Все 14 восьмитысячников, среди которых и Эверест, находятся в этом труднодоступном уголке Земли, на мощном стыке тектонических плит. Всего 100 лет назад каждое путешествие в Гималаи было рискованной многомесячной авантюрой.

Image
Фото первой советской гималайской экспедиции 1982 года

Достаточно сказать, что первая советская гималайская экспедиция на Эверест состоялась лишь в 1982 году. Экспедиция готовилась 3 года и откладывалась из-за Олимпиады-80, а для сбора необходимой валюты специально организовали международные альплагеря на Памире и Кавказе. Это восхождение вошло в историю – считавшийся непроходимым маршрут по юго-западной стене до сих пор не повторен ни одной другой командой.

Image
Фото первой советской гималайской экспедиции 1982 года

Пять связок советских альпинистов взошли на вершину между 4 и 9 мая 1982 года, причем некоторые – впервые в ночное время. За исключением нескольких обморожений, обошлось без серьезных инцидентов. Дальнейшие попытки штурма были запрещены Москвой, не желавшей дополнительного риска в условиях ухудшавшейся погоды. Но успешное восхождение 11 альпинистов по сложнейшему маршруту имел огромный резонанс в Советском Союзе и в мире.

Image
Фото первой советской гималайской экспедиции 1982 года

Сегодня организация гималайских восхождений проходит несравнимо проще: разрешения на восхождения оформляются рутинно и превратились в существенный источник заработка для небогатых Непала и Тибета; проводники и носильщики – обычные профессии, для которых существует свой рынок; снаряжение и питание можно привезти с собой, а можно купить на месте; почти в каждой деревушке есть гостевые домики-лоджии.

Image

К базовому лагерю Эвереста на высоте 5,350 м проложен один из самых посещаемых треккинговых маршрутов, пройти который ежегодно приезжает 20 тысяч человек. На популярные шеститысячники восходят от нескольких сотен до тысяч человек в год, на семитысячники – от десятков до сотен, на восьмитысячники – десятки человек. Эверест здесь стоит особняком, как знаковая точка притяжения для самой разнообразной публики.

Image
Мост Хиллари по пути в Намче Базар

Но трек до базового лагеря Эвереста, откуда у других все только начинается, казался слабым мотиватором. Вкалывать в спортзале после работы нужно целеустремленно, с червоточиной страха за последствия лентяйства. Работа при этом не баловала возможностью задуматься о 3-х и более недельном маршруте. В результате был выбран популярный Айленд Пик (Island Peak) высотой 6,189 м. Хотя эта вершина и существенно ниже, чем Хан-Тенгри, высота ее более чем достаточна, чтобы относиться со всей необходимой серьезностью.

Image
Восточная стена Айленд Пик. Базовый лагерь – за хребтом справа

Маршрут этот невероятно живописен – из деревни Лукла с обрывающейся в пропасть полосой крошечного аэропорта через средневековые шерпские деревушки, горный городок Намче Базар, высотный монастырь Тенгбоче до базового палаточного лагеря на 5,100 м и потом на вершину. Путь пешком от Луклы до Айленд Пика и обратно составляет 120 км и рассчитан на 12-14 дней, включая акклиматизационные восхождения и запасные дни.

Image

По мере продвижения вглубь Гималаев и набора высоты навстречу выплывают грандиозные Ама-Даблам (6,812 м), Нуптзе (7,861 м), Лходзе (8,516 м), Лходзе Шар (8,383 м), Эверест (8,848). Пространства поражают, могущество природы ощущается физически. Гималаи открывают свои завесы и пускают в самое свое сердце, где тишина звенит в ушах, солнце днем выжигает растительность и превращает все в пустыню, а ночью холод пронизывает до костей.

Image

Первое восхождение на Айленд Пик совершили в 1953 году британцы, участники первой успешной экспедиции на Эверест. В обоих случаях на вершине стоял легендарный шерпа Тенцинг Норгей, спутник Эдмунда Хиллари, “непальский Гагарин”. А свое название гора получила благодаря более ранней экспедиции 1951 года – издалека пик напоминал британцам остров в море, покрытый снегом. И неважно, что сами непальцы называют его Imja Tse.

This slideshow requires JavaScript.

Фото британской экспедиции 1953 года

Но в начало маршрута еще надо попасть. В Катманду летают арабские авиалинии с пересадкой в Дохе или Дубае, а европейцы не летают из-за строгих требований лицензирования аэропортов. И сразу же квест – нужно пройти 4 очереди: к автоматам за электронной визой, в кассу на оплату сбора, с анкетой и двумя чеками на паспортный контроль, потом на личный досмотр. Двух часов как раз хватает, чтобы десятки баулов попали на ленту. Наконец, санитарный контроль и улыбчивый непалец надевает на шею приветственное цветочное ожерелье.

Image

В отеле мы познакомились с командой, хотя и условной – молодые ребята, американская пара и англичанка, шли к Эвересту. Наши пути совпадали на 2/3. У них был свой гид, а у меня свой – Тензи Шерпа, уже не юный, неспешный и крупный мужчина. У Тензи за плечами 9 восхождений на восьмитысячники, 4 из которых на Эверест. Он все делал основательно и не суетился. С ним можно идти в разведку. И в горы тоже можно.

Image

Авиасообщение в Непале нестабильное и очень зависит от погоды, Катманду перегружен экспедициями. Поэтому в 4 утра мы выехали на джипе в маленький аэропорт Рамечап в 250 км, чтобы успеть к первому рейсу в Луклу в 9 часов. Но в 9 полоса была пуста, а персонал почему-то и вовсе прибыл только к 12 и нехотя начал проверку пассажиров. При этом можно было пройти на полосу через контроль, а можно было просто обойти сбоку.

Image

Наконец, мы грузимся и вылетаем. Полет в запланированный день уже считается хорошим знаком для экспедиции, и мы прибываем в Луклу в приподнятом настроении. Этому аэропорту канал History Channel присвоил звание самого опасного в мире – коротенькая наклонная полоса с одной стороны утыкается в гору, а с другой обрывается в пропасть. Вокруг толпятся шерпы в надежде получить работу гидов или носильщиков, чуть подальше – их яки.

Image

Шерпы – одна из непальских народностей, живущая преимущественно в Гималаях. С тибетского переводится буквально – “люди с востока”. Шерпы обычно невысокого роста, но очень коренастые и крайне выносливые. Некоторые быстрым шагом несут в гору баулы весом по 80 кг, а потом курят, дожидаясь клиентов. Интересно, что шерпы получают имена в честь дня недели, в который они родились, а вместо фамилии просто пишут – Sherpa.

Image

Нам же предстояло еще сделать 4-часовой переход до деревушки Phakding, где планировалась первая ночевка в шерпском гостевом домике. Было полное ощущение, что мы оказались в другом веке. Древние храмы и ступы, которые нужно обходить справа; высеченные на камнях индуистские мантры; люди, несущие грузы в корзинах на лямках через голову; дети, играющие самодельными игрушками. 21 век выдавала только их одежда бренда North Face.

Image

На следующий день мы пришли в Намче Базар (3,440 м), где планировалось провести 2 ночи для лучшей акклиматизации. Подъем на 800 м давал о себе знать, спалось похуже. День в Намче был использован для подъема на высоту 4,000 м, откуда открывался отличный вид на этот непальский Мачу Пикчу, запрятанный между двумя горными хребтами. Поселок оправдывал свое название – в сотне магазинчиков здесь действительно можно было купить все.

Image

Дальнейший путь к монастырю Тенгбоче пролегал вдоль глубокого ущелья. Тропа петляла с одной его стороны на другую, и в каждом месте был перекинут подвесной мост. Нужно было лишь убедиться, что навстречу не идут яки, не очень любящие делить тропу с кем-либо. Показалась изюминка региона – геометрически стройная Ама-Даблам (6,814 м). Наш трек описывал вокруг горы широкую дугу, и следующие дни мы любовались ей с разных ракурсов.

Image

Монастырь Тенгбоче – место культовое. Он находится на высоте почти 4,000 м и был основан на месте, где лама Сангва Дордже медитировал так долго, что в камне остались его следы. Легенда гласит, что, перепрыгнув через Гималаи, лама принес в регион тибетский буддизм. Еще в монастыре хранится скальп снежного человека, который спустился с гор в середине ХХ века, но был съеден монахами. Злые языки утверждают, что это скальп яка, но это не мешает монастырю быть одним из самых благополучных и зажиточных.

Image

Вечером случился ажиотаж. Состоялся спонтанный футбольный матч между шерпами и буддийскими монахами. Другим участвовать не воспрещалось, но попробуй побегай на высоте 4,000! Привычным непальцам же это не составляло труда. Единственным неудобством был улетавший вниз по склону футбольный мяч. Игра закончилась уверенной победой шерпов. Высотные носильщики оказались бодрее, да и мяч слишком часто путался в монашеских рясах.

Image

За следующие два дня мы набрали еще тысячу метров. Наши англо-американские спутники свернули на север в сторону базового лагеря Эвереста. Мы же отправились в Чуккунг – деревню на высоте Монблана, 4,700 м. Здесь уже нет электричества, только солнечная энергия. Зато есть интернет по карточкам, парадокс нашего времени. А цены на еду и воду выросли в лоджиях в два раза, так как все приносится снизу носильщиками или яками.

Image

В Чуккунге есть прокат снаряжения. Здесь я арендовал двухслойные высотные ботинки, а все остальное было свое. Дальше начиналась жизнь палаточная, хотя снега по-прежнему все еще не было. И это на высоте почти 5 тысяч метров! Зато совсем близко возвышались гималайские гиганты – мощные горные хребты и вершины, которые я раньше видел только на картинках. И вот там уже снега и льда было предостаточно.

Image

В Чукккунге мы с моим гидом Тензи тоже провели 2 дня, сделав акклиматизационное восхождение на вершину Чуккунг Ри (5550м). Практически высота Эльбруса и тоже лишь камни и гравий. Сам подъем дался относительно не тяжело. Гималаи южнее, чем Памир или Кавказ, и высота здесь ощущается меньше. Гораздо сложнее было уйти от таких невероятных видов. Хорошо, выход тренировочный, и провести час на вершине в такую погоду даже поощряется.

С севера, заслоняя Эверест, Чуккунг окружает исполинский массив Лходзе, четвертого по высоте восьмитысячника (8,516 м). Южную стену Лходзе Райнхольд Месснер назвал “cтеной XXI века” и “кульминацией альпинизма”. В 1990 году ее в сложнейших условиях прошли Сергей Бершов и Владимир Каратаев. Это восхождение и сегодня считается одним из наивысших достижений мирового альпинизма. Годом ранее на этом маршруте пропал без вести известнейший польский альпинист Ежи Кукучка, второй после Месснера восходитель на все 14 восьмитысячников.

Image
Южная стена массива Лходзе на закате

Из Чуккунга мы пришли в базовый лагерь на высоте около 5,200 м. У компании Himalayan Glacier здесь есть свой маленький палаточный городок, так что я получил отдельную палатку. Еще были палатка для гидов, обеденный тент и склад. Следующий день был запланирован как тренировочный. Но самочувствие было очень хорошее, несмотря на небольшую простуду и сухой кашель, а прогноз погоды показывал ухудшение. Решили идти этой же ночью.

Image

Как всегда, ночь перед штурмом была волнительной. Ранний подъем в 2 часа ночи, сборы, завтрак из трех порций каш и выход в полной темноте при свете фонарика. Следующие 4 часа прошли в довольно монотонной работе – по сыпучему гравию и камням мы лезли вверх с небольшими остановками. Почти одновременно с восходом мы вышли на отметку 5,900 м, где начинался первый снег. Горы вокруг тихо просыпались, окрашиваясь в розово-золотой.

Image
Ама-Даблам (6,812 м) на рассвете с высоты 6,000 метров

Следующий участок представлял из себя многолетние наслоения льда и снега в разломах и трещинах. Через одну из них раньше была перекинута лестница, но теперь трещина разошлась и обрушилась. Мы спустились на ее дно и вылезли на с другой стороны. Акклиматизации хватать перестало – идти стало тяжело, приходилось чаще останавливаться, чтобы восстановить пульс и дыхание. Тензи посматривал на часы, боясь ухудшения погоды после полудня.

Image

Наконец, мы выбрались на стабильную снеговую шапку, и тропинка повела по ровному плато к последнему препятствию. Перед нами был вершинный гребень высотой метров 150. План был подняться на этот гребень напрямик по довольно отвесной снежно-фирновой стенке. На участке Были проложены две перильные веревки – по одной на подъем и на спуск, чтобы избежать пробок. Здесь пригодился опыт Хан-Тенгри – примерно такой же взлет мы несколько раз и со схожим энтузиазмом проходили на последнем участке перед вторым лагерем на 5,500 м.

Image

Все лишнее мы оставили у подножья стенки – рюкзаки, веревку, палки, взяв только самое необходимое. Как позже выяснилось, из моего рюкзака кто-то украл пищевые батончики. Я не расстроился, потому что есть не хотелось от слова совсем. А вот вечно флегматичный Тензи серьезно разозлился. Для него это был вопрос национальной гордости. Не могли непальцы украсть! А у европейцев всего своего полно. Наверное, китайский гид, решил он.

Image

Наверное, больше часа ушло на эту стенку. Я уже шел достаточно медленно, делая на каждый шаг по два-три вдоха-выдоха. Если надо было отдышаться, то я доставал фотоаппарат. Вместе с нами шли еще три или четыре группы. Две мы обогнали, а третья перегнала нас. Но вот долгожданные гребень и вершинный взлет. Последние две веревки по хребту к вершине.

Вершина – это всегда эмоции. Да, еще надо спускаться и происшествия чаще всего случаются по дороге вниз. Но вот она, цель, к которой шел все эти дни здесь и все месяцы тренировок дома. Эйфории добавляет совершенно невероятный вид вокруг – Нуптзе (7,879 м), Лходзе Главная (8,501 м), Лходзе Средняя (8,410 м) и Лходзе-Шар (8,383 м) стоят стеной на севере, на востоке высится гигант Макалу (8,475 м), а на юге – Барунцзе (7,129 м) и Ама-Даблам (6,812 м).

Дальше – долгий и изнуряющий спуск. Силы были потрачены на подъем, а адреналин весь вышел на вершине. Зато начинало пригревать солнце и в разоренном рюкзаке оставался теплый чай. С высоты нельзя было не заметить масштаб потепления в Гималаях за последние годы. Ледник, раньше тянувшийся в долину на много километров, превратился в озеро на высоте 5 тысяч метров, куда то и дело падали с треском откалывающиеся глыбы реликтового льда. Озеро заполнило ложе ледника до 50м в глубину и грозит просто смыть деревушки в долине.

Image

Мы спустились в лагерь через 11 часов после выхода. Вымотался я так, что не смог впихнуть в себя ни суп, ни макароны. Слегка подтрясывало, но выручал горячий сладкий чай с лимоном. К ужину после хорошего сна жизнь стала налаживаться и аппетит вернулся. Мы решили выйти утром с рассветом, чтобы вместо трех запланированных дней дойти до Луклы за два в энергичном темпе и попробовать нагнать наших компаньонов-эверестовцев.

Image

Телефон не ловил, поэтому мы не знали, что американцев экстренно эвакуировали вертолетом от подножия Эвереста с горной болезнью. Но мы летели вниз и улыбались встречным запыхавшимся треккерам – плотненьким американцам, одетым в десять слоев китайцам, неторопливым пенсионерам. Каждые 500 метров спуска позволяли дышать ощутимо легче, а на горизонте уже маячил первый за 10 дней душ (если не считать влажные салфетки).

Image
Обеденная комната в непальской лоджии. Шерпы и туристы греются у печки-буржуйки

Так что в Луклу мы пришли на три дня раньше графика. Но жизнь, как известно, это зебра. Погода испортилась существенно, рейсы выполнялись эпизодически, а количество желающих улететь росло. Наш вылет откладывался уже двое суток. Мы сходили и в паб, и в храм, а в местном букинисте поменяли прочитанную толстую русскую книжку на тонкую английскую. Но по-прежнему летали только вертолеты, да и то, если был кто-то больной.

Image

И вот больной появился – сильно простуженный, страшно кашляющий француз из другой команды. Это было похоже на прогрессирующую пневмонию. Нужное количество людей, чтобы скинуться на вертолет и выглядеть командой с заболевшим, нашлось быстро. У меня и вовсе получилось зачесть свой авиабилет с небольшой доплатой. И вот, наконец, Гималаи остаются на горизонте, внизу проплывают непальские деревушки, а Катманду встречает позабытой жарой.

И все же один запасной день у меня оставался. Его я решил использовать для прогулки по удивительной столице Непала. Здесь в окнах домов нет стекол, запахи бьют в нос из каждой лавки, вокруг все пестрое и карнавально-яркое, обезьяны дерутся с кошками, а мотоциклы заполняют все улицы. Европейцы одеты по-непальски, а молодые непальцы стараются выглядеть по-европейски. Действительно, затерянный мир, откуда не хочется улетать домой.

Все фото можно посмотреть здесь: https://www.x-vector.com/Mountains/Island-Peak-Nepal

Спасибо!

Image

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s